Поиск по сайту
1 2
История Русского Православного Зарубежья
К 220-летию русской духовной миссии на Аляске 19.06.2014

К 220-летию русской духовной миссии на Аляске

Председатель Издательского совета Русской Православной Церкви, митрополит Калужский и Боровский Климент в эксклюзивном интервью журналу «Международная Жизнь» рассказал о феномене русских на Аляске, как в современных реалиях вера помогает выжить коренным жителям материка, чему Православная Церковь может научиться у первых миссионеров, и поделился новыми научными изысканиями в области изучения истории христианизации Аляски.

«Международная жизнь»: Ваш научный труд «Русская Православная Церковь на Аляске до 1917 года» дает ответы на многочисленные вопросы не только истории, но и дня сегодняшнего. Главным среди них, пожалуй, является тот, за которым скрывается феномен живучести русской духовной культуры в современных реалиях коренных жителей Аляски. Когда вы приступали к этому многолетнему труду, какую главную задачу ставили перед собой? 1 книга.jpg

Митрополит Климент: В 1980-х годах я служил епископом в США и Канаде. Бывая на Аляске, посещая там православные храмы, наблюдал уникальное явление: на тот момент прошло 120 лет, как она была продана, регион изменился цивилизационно, политически, экономически, произошла американизация внешних условий жизни, а местные жители в большинстве своем оставались православ­ными и говорили, что их вера русская. Тогда же на Аляске, а затем в Вашингтоне и Сайоссете, - пригороде Нью-Йорка, смог познакомиться с разнообразными материалами и публикациями по истории русского православия в Америке, что здесь, в России, в то время было недоступно. Тогда-то у меня и появилось желание изучить историю русского церковного присутствия на Аляске и донести новые и малоизвестные факты российским читателям. Стал изучать архивы, работал в библиотеках и чем больше интересовался этой темой, тем более убеждался, что в привычных исторических штампах накопилось много неточностей и ошибок.

В СССР еще строили развитой социализм, было время жесткого идеологического контроля со стороны КПСС. О церкви, ее миссионерах, о царской России нельзя было публично высказывать добрые слова. Но общая картина развития православия сначала в пределах Русской Америки, а впоследствии на всей территории США и Канады представляла собой беспрецедентную историю распространения нашей русской культуры на территории иного государства (да еще такой современной супердержавы, как Соединенные Штаты!), причем исключительно мирным путем. Мне очень хотелось, чтобы в России об этом знали. Хотелось на примерах неимоверных трудностей, которые переживали православные миссионеры на Аляске для того чтобы донести свою веру автохтонам (коренному населению), укрепить живущих в России верующих, тогда сильно притесняемых, но не сломленных.

Затем наступили годы перестройки, я вернулся в Россию и был назначен на Калужскую кафедру, но тему эту не забывал и понемногу продолжал работать над ней. Однако процессы, которые протекали в нашем российском обществе после распада Советского Союза, заставили по-новому оценить значимость начатой в Америке работы. Сегодня в России, как когда-то в Америке, Русская Православная Церковь сосуществует с другими христианскими церквами и разными нехристианскими учениями. Мы повсеместно сталкиваемся с активностью представителей других религий, с чуждой православию идеологией. Все это увлекает людей в иной духовный и секулярный мир. А большинство населения нашей страны все же крещены в православии.

Все эти реалии нашего времени спроецированы из Америки XIX века, там тогда наша церковь, наши епископы и духовенство приобрели первый опыт работы в подобных условиях. После продажи Аляски в 1867 году Рус­ская церковь впервые оказалась на территории другого государства, в условиях свободы религиозных взглядов и равенства перед законом религиозных организаций, лишенная поддержки местной и высшей государственной власти. А на Аляске тогда оставались тысячи коренных жителей, воспринявших православную веру. Для заботы о них в 1870 году была образована первая зарубежная епархия Русской церкви, которая объединила оказавшиеся в границах США православные приходы, и они не только сохранились, но и количественно выросли. Об этом опыте полезно знать нашим современникам.

И еще одна причина моего интереса к данной теме заключена в сложившейся у нас, в России, оглядке на Запад, на Америку. Особенно с 1990-х годов стало принято брать за эталон американские порядки, что связано с тем, что США многие считают самой благополучной страной с развитой экономикой. И это привлекает внимание людей из других стран к американской системе ценностей и к их общественному устройству. Мне хотелось, чтобы люди, интересующиеся Соединенными Штатами, узнали о существо­вании там наследия русской цивилизации - Поместной Православной Церкви в Америке, и о бережном отношении граждан США к вере, принятой некогда от русских - настоящих патриотов России и истово верующих людей.

2 Преподобный Герман Аляскинский.jpg«Международная жизнь»: В книге вы пишете о подвижниках-миссионерах, которые на Аляске и Алеутских островах, пройдя духовную школу у православных старцев, стали примером благочестия для других, обладали твердой верой, выполняли свое служение с полным самоотвержением. А сегодня как бы вы охарактеризовали Поместную Православную Церковь на Аляске?

Митрополит Климент: Сегодня Аляскинская епархия - это не только жизнеспособная, но и живая церковная структура. В ее состав входят 89 церковных общин, что на 35 больше, чем пять десятилетий назад. В этот же период в епархии была открыта духовная семинария. Большинство служащих на Аляске священников являются ее уроженцами. И это несмотря на то, что более половины ХХ века ее коренные народы подвергались американизации. Было время, когда родителям под страхом судебного наказания запрещалось разговаривать с детьми на их родном языке, а к детям за это же применялись телесные наказания в школах. Только Православная Церковь все эти годы сохраняла местную культуру и язык. В свою очередь, автохтоны и креолы сохранили церковь. Подумайте, Аляска - единственный штат, где вы сможете объясниться по-русски, где приехавший из России встречает особое гостеприимство, где местный житель с гордостью вам скажет: «Во мне течет русская кровь!»

В 2010-2013 годах состоялись три научных экспедиции на Аляску и клирики Калужской епархии принимали в них участие. Они увидели, что там любят русских и хранят российские церковные традиции. Особенно широко рас­пространено славление Христа на Рождество. Затейливо украшают рождественские звезды, с которыми обычно ходят колядовать. В течение года они хранятся при храмах и часовнях, составляя часть внутреннего убранства. В одном из храмов внутриконтинентальной Аляски, на реке Кускоквим, увидели большой рукописный плакат с рождественскими песнопениями на трех языках: английском, церковнославянском и юпике - языке эскимосов. Наши клирики служили в православных храмах Аляски и убедились, что у них богослужение не отличается от служб, совершаемых в наших храмах, только ведется оно большей частью на английском языке, но употребляются и славянский, и местные языки. Храмы посещают люди разных поколений, не исключая детей и молодежь. Это главное свидетельство, что православие на Аляске не умирает.

«Международная жизнь»: Первые миссионеры на Аляске и Алеутских островах кардинально меняли, благодаря заповедям Божиим, духовный, культурный ландшафт новых территорий: изживалось рабство, многоженство, межплеменная вражда. В чем вы видите причины того, что сравнительно малочисленная русская миссия оказалась способной развиться до масштабов Поместной церкви?

Митрополит Климент: В первую очередь в жертвенности служения не только членов миссии, но и православных мирян. В отсутствие священников местные жители видели во многих простых русских людях примеры христианского благочестия. От них аборигены научились почитать иконы и крест, изображать на себе крестное знамение, собираться на общую молитву, соблюдать посты и праздники ко времени прибытия первых миссионеров. До нас дошли сконструированные из дерева календари, которые привезли на Аляску русские первопроходцы. С их помощью определялись даты общецерковных праздников и дни ангела отдельных людей.

Много значило активное участие самих туземцев в распространении православных обычаев, в организации и поддержании церковной жизни. Особенно усердны в этом были тойоны и старейшины - люди авторитетные среди соплеменников. Русские промышленники, а затем Российско-американская компания и миссионеры опирались на них в своей деятельности. С одной стороны, это сохраняло структуру туземного общества, а с другой - укрепляло церковную общину, создавало предпосылки для самостоятельного церковного развития. Священников на Аляске всегда было мало по сравнению с ее территорией, и Православная Церковь не распространилась и не продержалась бы там так долго без заинтересованного участия мирян - русских, и преимущественно автохтонов.

Безусловно, свой вклад в созидание на Аляске самоуправляемой церкви внесло центральное руководство Русской Православной Церкви. В то время это был Святейший синод. Первые шаги по созданию в Америке церковной структуры Синод предпринимал еще в конце XVIII века. В следующем столетии, в 1830-х годах, святитель Иннокентий, будучи еще приходским священником, поставил перед Синодом вопрос о необходимости учредить в пределах Русской Америки отдельное благочиние для координирования работы аляскинских приходов. Вскоре столица Русской Америки стала центром учрежденной в 1840 году Камчатской епархии, первым епископом которой был назначен святитель Иннокентий. Прибыв на Аляску, он открыл духовное правление, образовал новые миссии, учредил духовную школу для подготовки кадров священно- и церковнослужителей. Так еще в период Русской Америки на ее территории была создана жизнеспособная церковная структура с поступательно развивающейся миссией.

После продажи Аляски созданная на ее территории Алеутская епархия продолжила, как упоминалось, церковное развитие. Новые приходы организовывались на территории уже действующих. И хотя это приводило к уменьшению паствы в одном приходе, но увеличение количества приходов давало возможность священнику больше проявлять заботы о своих прихожанах, и он мог чаще посещать отдаленные от центра приходы. В итоге приходская жизнь значительно оживилась, помимо прежних форм - богослужений и таинств, школ и бесед - прихожане вовлекались в новые формы приходской деятельности: приходские братства, общества трезвости. При этом количественный рост паствы был незначительный. Наблюдались периоды сокращения численности отдельных приходов из-за отрицательной динамики демографических показателей коренного населения, но в то же время происходило массовое обращение в православие индейцев-тлинкитов. Так что в итоге численность православной паствы на Аляске не сокращалась, а имела постоянный прирост. В ХХ веке во многих отдаленных приходах количе­ство прихожан стало сокращаться из-за их переезда в города, но тогда же стали расти городские приходы.

С конца XIX века церковная жизнь активно развива­лась на остальной территории Америки. Еще святитель Иннокентий писал о большом потенциале Православной Церкви в Америке. Оказавшись на территории США, она стала территориально и количественно расти. В 1900 году из Алеутской и Аляскинской епархия была переименована в Алеутскую и Североамериканскую, а в последующие годы ее приходы были не только на Аляске, в США и Канаде, но и в некоторых странах Южной Америки. Правда, это развитие было за счет иммиграции, но все равно колыбелью православия в Америке явилась Аляска.

«Международная жизнь»: Как, с вашей точки зрения, можно оценить научные изыскания, появившиеся в нашей стране и касающиеся русской и православной Аляски? Насколько полной и объективной можно считать имеющуюся библиографию?

Митрополит Климент: Изучая прошлое, неизбежно на него смотришь с позиции настоящего. Чаще всего человек мыслит категориями своего времени. Оно формирует проблематику исследования, обосновывает его актуальность. Из всего разнообразия исторических фактов исследователь отдает предпочтение тем сторонам единого исторического процесса, которые наиболее рельефно просматриваются с позиции современности. Ценность исторических публикаций определяется тем, насколько они способны помочь людям осмыслить происходящее сегодня, найти исторические аналогии, прогнозировать последствия тех или иных решений, действий или, наоборот, бездействия. Думаю, в этом смысле исторические исследования призваны отвечать социальному заказу, то есть насущным проблемам общества. Еще один важный аспект - установление исторической правды при неизбежной субъективности подачи. Нередко бывает, что из-за недостатка источников, исходя из идеологических соображений или по какой-либо другой причине, исторические события искажаются. Во всех случаях, когда предыдущими исследователями факты были недостаточно изучены, а также умалчива­лись либо пристрастно комментировались, считаю, очень важно восстановить верную историографическую картину. На примере Аляски можно сказать о замалчивании в советское время трудов православных миссионеров по развитию культуры местных народов. Даже святителя Иннокентия было принято упоминать исключительно как ученого и под его мирским именем - И.Е.Вениаминов, и никаких намеков на его отношение к Православной Церкви. Работая над книгой, мне очень хотелось осветить ту исключительную роль духовенства и мирян Русской Православной Церкви, которую они сыграли в развитии народов Аляски.

3 Гавань Святого Павла на остроан Кадьяк.Рисунок капитана Лисянского.jpgДругой пример - продажа Аляски Соединенным Шта­там. До сих пор есть люди, уверенные в том, что ее долж­ны вернуть России, поскольку якобы Александр II сдал ее в аренду США на 100 лет, по истечении которой американцы не захотели возвращать русскую Аляску Советскому Сою­зу и удерживают ее до настоящего времени. Но это не так. Работая в Архиве внешней политики Российской империи, я имел возможность читать подлинник договора о продаже (!) российских владений в Северной Америке правительству Североамериканских Соединенных Штатов. Территория со­временного штата Аляска была продана Россией без оговорок сроков и условий ее возвращения в будущем. Так что она является частью другого государства - США на законных основаниях.

Отмечу также одно очень важное упущение отечественной исторической науки - она не изучала русское присутствие и деятельность Церкви на территории Аляски после 1867 года. А Российское государство выделяло средства для поддержки там приходов и школ, Церковь направляла епископов, священников, преподавателей еще 50 лет после того, как Аляска оказалась за границами Российской империи. В этот период не только сохранялась связь с православными приходами на Аляске, но деятельность церкви там способствовала формированию у местного населения дружественных чувств по отношению к России. К примеру, когда началась Русско-японская война, прихожане во мно­гих приходах просили духовенство молиться о победе русских воинов.

Издание исторической литературы преследует и воспитательные цели. Во все времена жизнь людей имеет как положительные, так и отрицательные проявления, да и каждый в отдельности человек далеко не однозначен. Взять хотя бы книги Ветхого Завета, в них описаны и высота святости, и глубина падения. Если автор исследования не упуска­ет случая отобразить положительные примеры прошлого, реально имевшие место, подтвержденные достоверными источниками, то его публикации вдохновляют читателей следовать этим образцам, формируют положительные стереотипы поведения.

Вместе с тем на историографии неминуемо отражается точка зрения автора. Мое исследование представляет позицию верующего человека, я не считаю это минусом. Отдельные вопросы мне были особенно интересны, потому что они злободневны для жизни нашей Церкви на современном этапе. Некоторые моменты мне были понятнее, чем светскому исследователю, в силу того, что ему не так хорошо знакома церковная жизнь, богослужебная практика и т. п.

4Церковный календарь.Подобные календари привезли на Аляску русские первопроходцы.jpg«Международная жизнь»: Владыка, в книге вы показываете, как меняется отношение к России в США - от позитивного до явно пренебрежительного («отсталая, полуварварская страна»). В конце 1880-х годов началась целенаправленная дискредитация Православной Церкви. Но тогда Россия была христианской страной. Сегодня же церковь отделена от государства, но вопрос об имидже России не снимается с повестки дня и он увязан с отношением к Православной Церкви. В чем вы видите глубинные причины такого явления? Какова роль Православной Церкви в поддержании позитивного образа России?

Митрополит Климент: Каждая культура или цивилизация формируется вокруг определенной системы ценностей, которая составляет мировоззренческое ядро. Оно формирует общую ментальность и одновременно сберегается ею, воспроизводясь во всем многообразии общественных и личностных отношений. Государство с его внутренней и внешней силовыми системами, обеспечивающими сохранение правопорядка и суверенитета, играет роль защитной оболочки в данной модели цивилизации. Повреждение ядра - духовного стержня цивилизации, неминуемо влечет за собой ее разрушение. Православие является стержнем, или ядром, русской цивилизации. Русская Православная Церковь, будучи хранительницей православия, обеспечивает ее устойчивость.

Пребывание Русской Православной Церкви в Америке после продажи Аляски в конце XIX - начале ХХ века было присутствием русской культуры, оно продолжало оказывать влияние на автохтонов Аляски в противовес американской наднациональной англоязычной культуре. И не только. Русская Церковь, действовавшая в Америке, осуществляла трансляцию базовых ценностей русской цивилизации на всю Америку. К 1917 году она стала одним из десяти самых распространенных в США вероисповеданий. В то время Русская Церковь была единственной Православной Церковью, которая официально присутствовала в США, в ее юрисдикции находились отдельные представители и целые приходы других национальных групп: сербы, греки, арабы, албанцы и др.

А началось укрепление Русской Православной Церкви на территории США еще в последней четверти XIX века. В это время находившийся там епископ Владимир (Соколовский) решительно вступился за права местного населения Аляски. Надо сказать, что в тот период влияние православия на уроженцев Аляски было преобладающим не только в религиозной, но и социальной сферах. Так, до второй половины 1880-х годов количество русских школ превышало число американских государственных учебных заведений для местного населения. Ответом на энергичные действия русского епископа была кампания, направленная на дискредитацию его не только как иерарха Русской Православной Церкви, но и как представителя Российской империи, и даже как просто добропорядочного человека. Нигилистски настроенные российские эмигранты, осевшие в Калифорнии, спровоцировали судебные разбирательства и травлю в прессе. В результате епископ Владимир был отозван из Америки. Несколько лет спустя Аляскинскую кафедру возглавил епископ Николай (Зиоров), который также был встречен недоброжелательно, особенно американскими чиновниками, представителями федерального правительства США на Аляске. Неоднократно прибегая к помощи российских дипломатических представительств и обер-прокурора К.П. Победоносцева, епископу Николаю удалось убедить американские власти в лояльности Русской церкви. Выступая в ее защиту, он, например, утверждал, что только православные, в отличие от представителей американских религиозных деноминаций, возносят молитвы за Президента США как главу страны. Епископ Николай лично встречался с президентом США Гровером Кливлендом, обращался с письмами к нему и его преемнику - Президенту Уильяму Мак-Кинли. Не будучи политиком, православный епископ внес существенный вклад в формирование положительного образа России и Православной Церкви в американском обществе, что значительно облегчило служение в США последующим русским епископам, а также позволило расширить присутствие Русской Православной Церкви в США.

В современной Америке, особенно начиная с 1960-х годов, члены Православной Церкви - епископы, священники, миряне - изучают историю Аляски и деятельность Русской Церкви, доказывая ее важнейшее значение для развития местных народов, опровергают мнение о варварстве и жестокости русской колонизации, развенчивают исторические мифы, компрометирующие Россию и Православную Церковь. В этот период много сделал для поднятия авторитета приходов на Аляске и имиджа православия в США епископ Аляскинский Феодосий (Лазор), который впоследствии был митрополитом всей Америки и Канады.

«Международная жизнь»: В монографии отмечается еще одна важная, острая проблема: прозелитизм инославных миссионеров среди православного населения. Можно ли считать это явление системным, предпринятым направленно на вытеснение русской православной веры с бывших русских владений в Америке и с какой целью? Актуально ли это сегодня на Аляске?

Митрополит Климент: После перехода территории Аляски под власть США прозелитизм среди православных служил методом американизации бывших граждан Российской империи. Православие напрямую называлось американскими миссионерами русской верой. В целях борьбы с православием вся территория Аляски была разделена между протестантскими группами: пресвитерианами, баптистами, методистами, моравскими братьями и др. Протестанты реализовывали на Аляске социальные и образовательные программы и получали на эти цели средства от правительства США.

Особо стоит сказать о введении обязательного образования. В школы-интернаты протестанты набирали детей из православных семей даже против согласия их родителей, иногда применяя грубую силу или обман. Их обучали протестантским обычаям и молитвам, запрещали посещать православный храм, участвовать в богослужениях в праздники. Известен случай, когда двум тяжелобольным девочкам, крещеным в православии, сначала не разрешили причаститься перед смертью, а потом лишили погребения по православному обычаю. Когда родители пытались забрать детей домой, с них требовали возмещения средств, потраченных на содержание ребенка в приюте. Служивший на реке Нушагак священник Владимир Модестов сообщал, что пастор Моравского братства взял ребенка из родительского дома в отсутствие его отца. Возмущенный родитель вернул своего сына домой, но американский миссионер лишил его лодки и всех орудий охоты, требуя возвращения ребенка в приют. Отец и сын были вынуждены покинуть селение. 5 Православный приют на острове Кадьяк.jpg

В Архиве внешней политики Российской империи среди дипломатической переписки хранится множество подобных жалоб православных жителей Аляски и просьб защитить их от произвола американских миссионеров. Но представители власти и чиновники министерств в Вашингтоне, которые контролировали добывающие отрасли на Аляске, зачастую сами были членами протестантских общин. Разумеется, они оправдывали даже выходившие за рамки американских законов действия инославных миссионеров и противодействовали православным клирикам, многие из которых были гражданами России. Распространяя англоязычную американскую культуру, американские миссионеры боролись со всеми проявлениями национальных культур. Как я уже упоминал, они энергично искореняли языки местных народов. Наряду с ними было гонимо и православие, которое сохраняло неантагонистичные христианству элементы. Например, в 1912 году была закрыта последняя русская церковная школа в Уналашке, где изучался алеутский язык.

Во второй половине ХХ века политика жесткой американизации пошла на спад, были приняты программы возрождения национальных культур. С этим, думаю, во многом связан церковный рост Аляскинской епархии. Но теперь предпринимаются шаги по возрождению культур коренных народов на основе их дохристианских религий. В сущности, православие вновь оказалось пусть не го­нимо, но все же оставлено за рамками предполагаемого пути национального возрождения.

Однако этнологические и социальные исследования показывают, что православие уже вошло в национальное самосознание большинства народов Аляски. Например, тлинкиты проводят ритуал потлача по усопшему на 40-й день, а не через год, как того требует исконная традиция тлинкитов. Этот народ, прежде строго разделенный на территориальные общины - куаны, теперь возрождает свою культуру на основе слияния элементов культур, прежде строго охраняемых в границах каждого отдельного куана. Это также является влиянием христианского мировоззрения.

«Международная жизнь»: Ваше Высокопреосвященство, русские цари и императоры заботливо относились не только к укреплению православия в Отечестве, но и за рубежом, в том числе и на Аляске. В вашей книге читаем многочисленные примеры тому. В частности о том, что священник Тихон Шаламов за усердное служение был награжден камилавкою, золотым крестом из кабинета Его Императорского Величества (1904 г.). Как вы оцениваете роль российской монархии в укреплении Русской православной церкви на Аляске?

Митрополит Климент: Судите сами, когда Аляска еще не была открыта, царское правительство направляло православных священников в экспедиции, которые исследовали восточные границы империи. Первые миссионеры, направленные на Аляску в 1793 году, должны были компенсировать отсутствие в Русской Америке институтов государственной власти. Членам миссии было поручено наблюдать за действиями промышленников, а в случае злоупотреблений сообщать о них в столицу. И не только: миссионеры сами должны были вставать на защиту притесняемых, используя авторитет духовной власти. Правда, уже вскоре, когда в 1799 году была создана монопольная Российско-американская компания, цели их пребывания в Америке были ограничены в основном церковными функциями.

Однако исполнение духовенством своих непосредственных обязанностей - совершение богослужений, обращение в проповедях и беседах, обучение в школах - способствовало осознанию не только русскими, но и местными жителями их принадлежности к России, воспитанию у них лояльности к русской короне. Мало того, что во время каждого богослужения возносились молитвы обо всех членах царской семьи, существовали еще специальные службы по случаю восшествия на престол, дней рождения царственных особ, их тезоименитства и т. п. В храмах объявлялись указы императоров, зачитывались царские обращения к народу. Священники приводили к присяге на верность государю.

6.jpgПосле продажи Аляски ее православное население не теряло связи с Россией, прибегало к ней с просьбами о защите своих прав. Царское правительство выделяло средства из государственной казны, чтобы Православная Церковь продолжала действовать в Америке. В свою оче­редь, во всех православных храмах Америки священники возносили молитвы за русского царя как за главного благодетеля. Помимо финансовой помощи оказывалась юридическая поддержка через российских дипломатов, которые были аккредитованы в США.

Как видите, Российское государство поддерживало деятельность Православной Церкви на Аляске на всем протяжении русского присутствия и еще 50 лет после его окончания. А в 1917 году уже сама российская монархия перестала существовать. Эта поддержка связана с тем, что, как уже говорилось, Православная Церковь, являясь носителем базовых ценностей русской цивилизации, осуществляла роль проводника российской государственности и культуры на пограничных территориях России, а впоследствии даже и за ее границами.

«Международная жизнь»: Православные священники из России построили множество храмов по всей Аляске и на Алеутских островах. Немногие из них сохранились. Поддерживается ли сегодня связь с теми приходами на Аляске, которые изначально составляли русскую миссию?

Митрополит Климент: Безусловно, эта связь поддерживается и развивается. Аляску, ее православные храмы многие годы посещают предстоятели нашей церкви, ее клирики и миряне. Например, святейший патриарх Алексий II посещал Аляску и совершал там богослужения. Как уже говорилось, клирики Калужской епархии в течение нескольких лет участвовали в экспедициях по Аляске, сплавлялись на байдарках по ее рекам, восстанавливали надгробия трудившихся в русской православной миссии, имели встречи с местными жителями, работали в архивах.

Также православные епископы, духовенство и миряне приезжают из Аляски в Россию, чтобы помолиться у святынь Русской земли. К примеру, в 1990-х годах в Калужской епархии пребывал глава Православной Церкви в Америке митрополит Феодосий, ранее служивший на Аляске. За последние несколько лет Калужскую землю посетило несколько делегаций с приходов Аляски. Губернатор Калужской области А.Д.Артамонов принимал делегацию ученых с Аляски, несколько семей православных верующих в позапрошлом (2012-м) году вместе со своими детьми побывали в православном молодежном центре «Златоуст», где встречались с ребятами, которые находились там, на летнем отдыхе. 8 Российсих путешественников эскимосы до сих пор встречают с большой радостью.jpg

Должен сказать, что у Калужской области особые связи с Аляской. Дело не только в моей исследовательской работе. Эта связь имеет глубокие корни. Среди русских промышленников, которые исследовали Аляску, были уроженцы Калужской земли. Один из главных правителей Аляски - С.И.Яновский по возвращении из Америки около 20 лет провел в Калуге и закончил свою жизнь иноком Калужской Свято-Тихоновой пустыни. Из этой же прославленной обители прибыл в Америку и большую часть своей жизни прослужил на Аляске архимандрит Герасим (Шмальц) - известный исследователь жизни преподобного Германа, живший на месте его подвигов на острове Еловый. Неслучайно в часовне на могиле преподобного Германа Аляскинского на острове Еловый особо почитается Калужская икона Божией Матери. Надеюсь, что с каждым годом связи Калужской земли и вообще всей России с Аляской будут укрепляться и расширяться.

«Международная жизнь»: Какое значение сегодня Русская Православная Церковь придает деятельности на Аляске Поместной Православной Церкви?

Митрополит Климент: Сейчас православная епархия Аляски - это часть Поместной православной церкви в Америке, образовавшейся из Алеутской и Североамериканской епархии в результате независимого развития на территории США в ХХ веке.

Когда в России произошла революция в октябре 1917 года, Североамериканская епархия утратила связь с церковным центром и пошла по пути самостоятельной жизни. В 1922 году Североамериканская епархия стала митрополией. В ее составе было и Аляскинское викариатство, учрежденное еще в 1903 году. Приходы на Аляске в тот период оказались в трудном положении. Перестала поступать финансовая и кадровая помощь из России. Многие из служивших на Аляскце российских священников уехали, большинство оставшихся были пожилого возраста. Последними священниками - выходцами из России, которые служили на Аляске, были протоиерей Павел Шадура, скончавшийся в 1956 году, и архимандрит Герасим (Шмальц), который почил в 1969 году. Значительную помощь тогда в сохранении, а позднее и в развитии церковной жизни на Аляске оказывала Североамериканская митрополия. Для решения всех возникавших проблем на месте в 1934 году Аляскинское викариатство было преобразовано в епархию, туда направлялись епископы и священники. Казалось бы, ХХ век, время технического развития, но все равно, в тот период служение на Аляске было по-прежнему непростым и тяжелым. Так, епископ Антонин (Покровский), четыре года служивший на Аляскинской кафедре, объехал все ее приходы и неоднократно подвергался опасности. В январе 1932 года, когда он путешествовал по Тихому океану на небольшом корабле, тот попал в шторм и разбился. Епископ Антонин 13 дней находился на холоде, добираясь до жилища. Он был спасен алеутами, в то время как в газетах уже были напечатаны сообщения о его гибели. Подвиг таких пастырей, как епископ Антонин, помог сохранить там православную веру и православную духовную культуру.

В 1970 году, когда Русская Православная Церковь предоставила Североамериканской митрополии автокефалию и она стала Поместной Православной Церковью в Америке, церковные структуры Аляски по-прежнему оставались ее неотъемлемой частью. В 1973 году для решения кадровых вопросов по инициативе протоиерея Иосифа Креты в Кенае была открыта Свято-Германовская пастырская школа для подготовки священников и церковнослужителей. Через год она была переведена на остров Кадьяк в одноименный город, а в 1976 году - преобразована в семинарию. Открытие семинарии способствовало укреплению духовного просвещения и развитию церковной жизни на Аляске. В основном (около 90%) там обучаются местные жители. Они изучают богословие, историю, богослужебные традиции, которые бе­рут начало от первых русских миссионеров, язык своего народа и, конечно же, особое внимание уделяют истории православной миссии на Аляске. В семинарии преподает один из специалистов по истории православия на Аляске - протоиерей Михаил Олекса, коренной житель Аляски. Он бывал в России и читал лекции в наших учебных заведениях.

Сегодня во многом благодаря деятельности Православной Церкви в Америке о русских миссионерах не забывают на Аляске, помнят их труды и называют их имена намного чаще, чем имена других представителей России, вошедших в историю Русской Америки. Сейчас не только Православная Церковь, но и гражданская власть штата Аляска уделяют большое внимание сохранению памятников русского присутствия. В Ситке, например, восстановлен дом русского епископа, в музее имеется специальный раздел, посвященный периоду Русской Америки. Сегодня о подвиге русских миссионеров на Аляске знает каждый, кто ее посещает, Православная Церковь там является важной духовной частью общества, а коренные жители Аляски, бережно храня русское духовное наследие, говорят: «Это наша вера, она русская».

«Международная жизнь»: И в завершение, когда следует ждать вашу следующую книгу?

Митрополит Климент: Сейчас готовится к изданию мое новое исследование о распространении православия на Аляске. В первой книге основной целью было с максимальной точностью выверить фактографию этого процесса, установить хронологию событий. В новой книге наибольшее внимание уделено установлению взаимосвязей этого процесса, изучению влияния на него деятельности Российского государства, Святейшего синода, православных миссионеров, местного населения, а также активности инославных миссионеров.

Беседу провела обозреватель журнала «Международная жизнь» Елена Студнева.

izdatsovet.ru


- -
Новости проекта
Логин:
Пароль: